Пост #1



Привет!

Меня зовут Ян, и я хочу стать читаемым писателем.

Сегодня я еще не обладаю изящным слогом, мои сюжеты пока не поражают воображение книгомана, а герои не успели обзавестись косплей фанатами. Но это только пока. Это сейчас.

Я хочу стать читаемым писателем, и для этого мне нужно многому научиться. И, да, я буду делать это здесь, прямо перед вами. Поставлю стол, разложу перепачканные черновики, небрежно рассыплю ворох кратких заметок, и стану назойливо и нарочито громко выстукивать ритмы по утопающим клавишам. А временами я буду поднимать глаза и, улыбаясь про себя, посматривать украдкой на гостей моей обители.

Я буду учиться. Прямо перед вами. И, одновременно, вместе с вами. С каждым из вас, и со всеми. С теми, кто любит книгу. С теми, кто долгое время ходит по краю пропасти, не решаясь сделать шаг и отправиться в полет. И с теми, кто уже стал на крыло и готов помочь подняться в небо другим.

И не важно, если кто-то здесь случайно. Ведь никто не знает, куда выведет кривая каждого из нас. Глядишь, меня к косплей фанатам и восторженным книгоманам, а тебя, быть может, в холодную и одинокую комнату, к пустому письменному столу.
Кто знает…

Пост #1.
Ян Ерковский.
29 декабря’16.

Об обещаниях и пути к цели #1


Привет!
Ян решил заглянуть одним глазком.

Фактически только ради одного: я теперь есть на литэре.
Да, ребят, я все-таки двигаюсь.
Дальше больше.

Добро пожаловать!

________________
Об обещаниях и пути к цели #1
Ян Ерковский
14 мая'17г

О Времени #3 и О советах #4


Привет!
Ян снова с Вами.

//смахивает пыль со стола//

Давненько я сюда не заходил.
Да и не только сюда, если честно.

Последние полтора месяца для меня что-то не особо удачными вышли. В плане написания чего-нибудь стоящего. Вру, написания чего-нибудь вообще.

Слишком много времени и сил потратил на конкурс, к которому работу так и не подготовил. И, соответственно, не отправил. Бился целый месяц, хотя можно было управиться за несколько дней. Это если по-честному.
Зато вывел для себя несколько весьма и весьма важных моментов.


1. Как бы я не старался, если меня творение не прет, значит оно у меня не выйдет.
Здесь кто-то обязательно скажет: "Мысль дилетанта". Да, очень даже согласен. И на данный момент пересилить себя не удалось. Заставлять себя делать то, что ты не хочешь делать, хотя изначально это была именно твоя идея - мозголомное занятие, попахивающее турниром по эротическим путевкам с душком шизофрении. Сегодня я пока еще придерживаюсь автократии в голове. Завтра будет завтра.

Следствие из пт 1: все планы летят к чертям.
Как бы симпатичненько не смотрелась разноцветная диаграмма Ганта на моей стене, должного эффекта она на меня не оказывает.

Вывод из пт 1: будем учиться работать по плану.
Буду весьма и весьма благодарен за советы по этому поводу.


2. Время уходит.
Эта очевидная мысль пришла мне в голову на фоне пересмотра плана (ога, того, что не работает) на год.
При всем моем желании я не успеваю написать все, что так хочется. Чисто физически.
Приходится выбирать. И это бесит.


3. Как же офигенно, когда у тебя есть толковый редактор.
"Вот теперь, с третьего раза, я, наконец, оценил прелесть рассказа".
Словно с головой окунули в воды родного Тихого океана.
Спасибо, Grold!



О чем этот пост?
Создавайте только то, что вызывает восторг. Берегите время. И обязательно найдите тех, кто придержит за руку, чтобы ты не споткнулся. Обычно они же и скажут, что ты растешь, что ты - крут.

Удачи!


P.S.: с 13.05.17 запускаю страницу на ЛитЭре.
Буду очень рад гостям.
Там, кстати, будет лежать моя работа, пробившаяся в финал конкурса "Взломанное Будущее".



О Времени #3 и О советах #4
Ян Ерковский
10 мая'17г

О советах #3


Привет!
Ян пробился сквозь апрельскую пургу.

Мне порой очень везет на идеи. Они приходят сами собой, стоит только дать время. И приходят именно тогда, когда ты думаешь, что уже все запорол. Или не использовал шанс.

Так вышло и в этот раз.
Согласно рабочему плану на текущий месяц, 16.04.17 я должен отправить на читку работу для Ордена Тота.
По состоянию на 11.04.17 у меня (снова) не было ни строчки. Точнее, конечно, было. И план рассказа, и герои.
Вот только эта история меня не радовала. Да, легкая. Да, с интересными героями. Но страдающая откровенно слабым сюжетом. Но мы ведь помним о том, что сказал Чак Клоуз:


Вдохновение для дилетантов, остальные просто работают.


Значит, по идее, надо было собрать свое писательское хоть что-нибудь и начать работать. Просто работать.
Но и в этот раз я поступил по-своему. Просто не садился за написание. Ибо чувствовал, что не пойдет. Нужна была вещь, которая, как сказал бы мудрый Grold: "За которую не стыдно".
И эта вещь родилась в ночь на сегодня.


А теперь, собственно, к советам.


Некоторое количество постов назад я упоминал про замечательный ресурс. Главред. Кто не воспользовался, рекомендую исправить это досадное недоразумение, ибо штука очень помогает.
А главное, присылает весьма полезные статьи на почту. Пофиг, что не совсем о писательстве. Но многое перекликается.

Очередное письмо я получил два дня назад.
Как раз в тот день, когда дедлайн уже недвусмысленно пританцовывал в поле зрения.
Флагман-цитата, которая и сподвигла меня на написание этого поста:


Нужно делать то, что тебя бешено, неудержимо и постоянно прет.



Только так.
И только в этом случае ты не будешь насиловать себя, заставляя выплевывать то, что не хочешь. А немного подождешь и сможешь создать то, что будет переть неистово.

Как у меня и бывает последние несколько рассказов.



О советах #3
Ян Ерковский
13 апреля'17г

13 советов начписам от Чака Паланика


Привет!
Ян вновь за своим столом.

Вы знаете его. По крайней мере слышали о нем. О его клубе. И о трех правилах.
Подсказку?
Первое правило Бойцовского клуба: никому не рассказывать о Бойцовском клубе.

Теперь вспомнили?
Если нет - срочно, нет, прямо сейчас приобретите и проглотите. Эта книга не просто так заработала две престижные американские награды.

А теперь, собственно, к заветам.


"13 подсказок писателям от Чака Паланика

Двадцать лет назад я с подругой прогуливался по Портленду в канун Рождества. Крупные универмаги: «Мейер и Френк», «Фридерик и Нельсон»,«Нордстром» - их большие витрины каждая представляла собой простую и милую картину: манекены, демонстрирующие одежду или бутылки духов, сидят на искусственном снегу. Но витрины «J.J. Newberry’s», черт подери, были набиты куклами , мишурой, скребками, наборами отверток и подушками, пылесосами, вешалками, хомячками, шелковыми цветами, конфетами – ну, вы поняли. И на каждом из сотни различных предметов красовался круглый ценник из блеклого красного картона. И когда мы шли мимо, моя подруга Лаура сказала, взглянув на это:

- Должно быть, они оформляли витрину по принципу: «Если витрина выглядит неважно – запихни всего побольше»

Она попала в точку тогда, и я помню это 20 лет спустя, потому что это меня рассмешило. Те другие мило оформленные витрины… Уверен, что они были оформлены стилистами и со вкусом, но у меня не осталось воспоминания о том, как они выглядели.

Для этого эссе моя задача: запихать всего побольше. Набить идеями, как Рождественский чулок, в надежде, что что-нибудь пригодится. Упаковывая посылки читателям в подарок, я кладу туда конфеты, белку, книгу, разные игрушки и ожерелье, и я рассчитываю, что такое разнообразие гарантирует: что-то здесь сочтут абсолютной тупостью, а что-то – совершенством.

Номер один: Два года назад я написал первое из этих эссе. Оно было про писательство по моему "методу кухонного таймера ". Ты никогда не видел это эссе, но метод заключается в следующем: Когда писать неохота писать, поставь кухонный таймер (таймер для варки яиц в оригинале. прим. пер.) на один час (или полчаса), садись и пиши, пока таймер не зазвонит. Если через час тебя будет так же воротить от писания, ты свободен на час. Но обычно ко времени, когда таймер срабатывает, ты так увлечен своей работой, так наслаждаешься ею, что не сможешь остановиться. Вместо кухонного таймера можешь загрузить стиральную машину или сушилку, чтобы засечь время твоей работы.

Чередование вдумчивую работу писательства с бездумной стиркой белья или мытьем посуды дает перерывы, нужные для появления новых мыслей и озарений. Не можешь придумать продолжение истории … почисти туалет. Смени постельное белье. Христа ради, протри пыль с компьютера. И хорошая идея появится.

Номер два: Читатель умнее, чем тебе кажется. Не бойся экспериментировать с формой рассказа и временными скачками.

Лично я считаю, молодые читатели отвергают большинство книг не потому что они глупее своих предшественников, но потому, что современный читатель умнее. Кино сделало нас искушенными в способах повествования. И читателя гораздо сложнее шокировать, чем кажется.

Номер три: Прежде чем сесть и записать сцену, ее стоит немного повертеть в уме и понять ее предназначение. Какие моменты из предыдущих закроет эта сцена? Какие вопросы она откроет для последующих сцен? Как она продвинет повествование? За работой, за рулем, занимаясь спортом, держи в уме только этот вопрос. Когда появятся мысли, сделай несколько пометок. И только когда ты продумаешь костяк сцены – можно сесть написать ее. Не отправляйся к этому скучному, пыльному компьютеру с пустой головой. Не заставляй читателя продираться сквозь сцену, в которой ничего или почти ничего не происходит.

Номер четыре: Удиви себя. Уведи историю, или дай истории увести тебя, в такое место, которое восхитит тебя, тогда ты сможешь удивить и читателя.

В тот миг, когда ты разглядишь любой хорошо спланированный сюрприз или оборот событий, их наверняка не пропустит и твой изощренный читатель.

Номер пять: Если ты застрял, вернись и перечитай предыдущую сцену, найди упущенные персонажи или детали, которых можно внезапно воскресить, словно "зарытую пушку”. Дописывая Бойцовский клуб, я понятия не имел, что делать с небоскребом. Но перечитывая первую сцену, наткнулся на кусок про смешивание нитры с парафином где говорится что это ненадежный метод приготовления взрывчатки. Это ничтожное отступление (… парафин никогда не срабатывал …) послужило отличной "зарытой пушкой” и спасло мою писательскую задницу.

Номер шесть: Используй писательство как повод хорошенько потусоваться каждую неделю – даже если ты зовешь эти тусовки «Занятиями». Используй любую возможность провести время среди других людей, которые ценят и поддерживают писательство. Это уравновесит часы, проводимые тобой в одиночестве за письмом. Даже когда однажды ты продашь свое произведение, никакие деньги не возместят тебе время, которое ты провел в одиночестве. Так что забирай предстоящий «гонорар» авансом, используя писательство поводом для общения. Поверь мне, к концу жизни ты не станешь с наслаждением вспоминать и смаковать минуты одиночества.

Номер семь: Позволь себе оставаться в рядах Незнающих. Этот совет передавался сотням знаменитых людей, от Тома Спенбауера совет получил я, а теперь и ты. Чем дольше ты шлифуешь свою историю, тем лучше будет ее конечная форма. Не подгоняй книгу к концу и не притягивайте развязку за уши. Все, о чем ты должен думать – это следующая сцена, или несколько. Ты не должен знать всего, что случится вплоть до самого конца. На самом деле, когда знаешь, тебе адски сложно воплотить это.

Номер восемь: Если в рамках повествования тебе понадобится больше свободы, меняй имена персонажей от наброска к наброску. Ведь персонажи – не существуют, и они – не ты сам. Бессовестно меняя имена, получишь необходимую дистанцию, дающую возможность серьезно помучить персонажа. Или еще круче, уничтожь персонажа, если этого требует история. (комментарий от меня - никому "Игры Престолов" не напоминает?)

Номер девять: Есть три вида прямой речи. Не знаю ТАК ли это, но я услышал это на курсах и это пригодилось. Три вида это: Описательный, Инструктивный, и Экспрессивный. Описательный: "Солнце взошло высоко…” Инструктивный: "Иди, не беги…” Экспрессивный: "Ох!” Большинство беллетристов используют только один, максимум – два вида. Используй все три. Смешивай их. Люди разговаривают именно так.

Номер десять: Пиши книгу, которую захочется прочесть самому.

Номер одиннадцать: Фотографируйся на обложку своей книги сейчас, пока ты молодой. И получи негативы и права на эти фото.

Номер двенадцать: Пиши только о вопросах, которые действительно тебя волнуют. Только об этих вещах стоит писать. В курсе лекций под названием "Опасное писательство”, Том Спенбауэр акцентирует, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на сочинение кротких безликих, чуждых тебе историй. Том вообще говорил об очень многом, что мне запомнилось лишь наполовину: об искусстве "рукомиссии”, мне это слово не выговорить, но речь идет об осторожности, с которой ты ведешь читателя по сюжетной линии. И также "общение душ”, которое, как я понял, значит скрытое, потаенное послание внутри прозрачного сюжета.

Поскольку мне не с руки пояснять тему, которую я только наполовину усвоил, Том согласился написать книгу о своих курсах и идеях, которые он преподает. Называется она "A Hole In The Heart,” и он планирует окончить ее к июню 2006 года, с датой публикации в начале 2007г.

Номер тринадцать: Еще одна история про Рождественскую витрину. Почти каждое утро, я завтракаю в одном и том же кафе, и этим утром человек разрисовывал стекло витрины Рождественскими темами. Снеговик. Снежинки. Колокольчики. Санта Клаус. Он стоял снаружи на тротуаре, рисовал на пронизывающем морозе, выдыхая пар, опуская кисти и валики в краски разных цветов. Внутри кафе, клиенты и персонал смотрели, как он наносит красную, белую и голубую краску на большое стекло витрины. Позади него дождь сменился снегом, падающим по ветру.

Волосы художника были всех оттенков седого, его лицо, изможденное и помятое как вислая корма его джинсов. Между сменой цвета, он приостанавливался чтоб отхлебнуть чего-то из бумажного стаканчика.

Наблюдая за ним из кафе и уплетая яйца с тостами, кто-то сказал, что это печально. Этот посетитель сказал, что должно быть это опустившийся художник. Должно быть в стаканчике у него виски. Должно быть у него была мастерская, полная непризнанных картин, и теперь жизнь заставила его расписывать занюханные ресторанчики и витрины гастрономов. Как грустно, грустно, грустно.

А наш оформитель продолжал наносить краски. С начала весь белый «снег». Затем немного красных и зеленых пятен. Затем немного черной обводки, превратившей цветные пятна в Рождественские чулки и ёлки.

Ходивший туда-сюда официант и доливая посетителям кофе, и сказал: "Как ловко. Хотел бы и я так уметь…”

И не смотря на то, завидовали мы ему или сочувствовали, этот парень на холоде продолжал рисовать. Добавляя детали и слои краски. Не знаю, когда это случилось, но в какой-то момент его там не стало. Рисунки были такими насыщенными, так здорово заполняли витрину, цвета были такими яркими, что художник исчез. Не важно, неудачник он или герой. Он испарился, исчез, и все, что мы теперь видели – это его работа."




Вид эссе сохранен полностью.
Мой источник лежит здесь.
Спасибо, ребята!
Это и интересно, и полезно.

Статья из разряда тех, где каждый найдет что-то для себя.
А потом, спустя время, перечитает, и найдет что-то еще.
Люблю такие.



13 советов начписам от Чака Паланика
Чак Паланик
(неизвестные мне переводчики;
и бессовестно перетащивший себе на страницу
Ян Ерковский)
08 апреля'17

О Времени #2


Привет!
Ян вернулся, чтобы вновь поделиться тем, что волнует.

Давненько мы не виделись.
Вроде всего-то почти две недели, а у кого-то это даже не следующая глава в жизни, а вовсе новый том.
А у кого-то, сидящего (или лежащего) на противоположной стороне Плоского Мира, глаза еще даже последнюю строку не прочли. А рассказик-то не шибко и насыщенный...

Ладно, я не о том.
Хочу отчитаться перед теми, кто заглядывает порой. Кто мысленно возвращается к моему самому первому посылу. Дескать, вот, скоро уже, и загремит Ян целым оркестром. Да так, что только его и будут слышать.
Ну...
Я пока обзавелся лишь свирелью. В смысле, мои усилия привели к:

1. За три месяца ( с 29.12.16 по 30.03.17) мой чемоданчик пополнился на целых 4 рассказа;
Из которых один (имеющий порядковый номер 4) занял аж девятое место в группе из 21 работы на конкурсе Новая Фантастика. А второй (с бортовым #5) - даже победил в маааааленькой такой дуэли на сайте Бумажный слон.
Еще два ждут своего часа к публикации. И час близок.

2. Я завел страницу ВК.
Недавно, но она будет постепенно наполняться и регулярно предлагать пройтись на тот или иной ресурс, где Ваш покорный слуга планирует или уже разместил новую работу.
Для тех кто желает пообщаться, но не хочет регистрироваться в ЖЖ, ссылка на ВК.

3. Самый важный пункт.
Я нашел друзей.
Тех, кто помогает. Тех, кто подсказывает. Тех, кто временами (и очень вовремя) предостерегает: "Идешь не туда!".
И они же - самые нужные читатели. Потому, что самые вредные. Иногда после них не то, что рукопись, себя хочется сжечь.
И я им благодарен за это. И отвечаю тем же.
Пусть их и не много. Зато я в них уверен. Давно не было такого.
Спасибо!
(Они поймут).

А, знаете, ведь этот пост и не о том, что сказал выше. Вернее, не совсем о том.
Он о Времени.
Которого постоянно нет.
Которое не знаешь, где взять.
И которое жизненно необходимо.

За минувшие три месяца я нашел еще кое-что.
То самое, что помогает найти Время.
Имя этому: Цель.

Мне уже довольно давно не приходилось писать днем.
Чаще всего - после полуночи, в течение одного-трех часов.
Когда супруга и сынишка давно спят, а тебе утром на работу.
Но ведь ты знаешь к чему идешь, и потому, закрывая один глаз (как в эту самую секунду), продолжаешь стучать по клавишам под что-нибудь бодрящее. Под Halestorm, например. Или Escala - Children.

Ты можешь несколько ночей подряд падать в кровать обессиленный, так и не закончив главы. А потом, когда она собирается сама собой, быть не в силах, чтобы сказать себе: "Да, блин, да! Получилось круто! Да! Спи уже!".
У меня так было уже пару раз точно.
И это чувство в конце...
...Бесценно.

P.S.: существует в мире великолепная вещь - диаграмма Ганта. Смекаешь?

"О Времени #2"
Ян Ерковский.
04 апреля'17г

О критике #3 и О советах #2


Привет!
Да, Ян с Вами.

Как дела?
У меня хорошо, спасибо!
На днах, правда, было не очень. Но хоть это и длилось полторы минуты, за это время я едва не заказал одного, как мне показалось, шутника, Ну как шутника. Очень жесткого Тролля. Потом остыл.

Ладно, по порядку.

Примерно неделю назад, продолжая рыскать среди рассказов конкурса Новая Фантастика (ищу интересные работы, чтобы познакомиться и пообщаться с их авторами), наткнулся на цепкий отзыв. Написал автору комментария письмо с просьбой о критике моей работы и получил в ответ... не то, чтобы не приятный отзыв. Просто никакой. Человек не продрался сквозь сложный нубовской язык. В принципе, меня это не расстроило ни капли. Я просто обратил внимание на то, что есть люди, которым тяжело дается мой текст, и у них возникают вопросы там, где у других их не было. На мой взгляд, это не страшно. Всем ведь не угодишь.

Но чуть позже мне приходит письмо от него. С вложением.

"Для того, чтобы достичь мастерства в писательской деятельности предложу посмотреть видеоинструкцию, я ей руководствуюсь и всем советую отнестись как к точной технологии: //ссылка//

Это секрет успеха."

Мягко скажем, первую половину ролика я был возмущен. Мягко скажем.
Вторая зашла лучше и оставила более приятные впечатления.
Желание отправить автора письма куда-нибудь очень далеко улеглось минут через пьять.

А сегодня я вполне себе активно общаюсь с этим человеком. И многое узнаю. Кроме того, товарищ оказался совестливым и предложил помощь в редактуре несъедобного на его взгляд произведения (в противовес немногочисленной, но все же хвальбе). Что из этого выйдет пока отказываюсь прогнозировать, но, однозначно, я - автор. И последнее слово за мной.
И, к чести комментатора, его работа оказалась достойной того, чтобы к его мнению прислушиваться.

Итого.
Друзья-товарищи-прятели-попутчики, хочу сказать о двух вещах:

1. Из всего можно вынести урок. Даже если этот урок прилетает тебе чешуйчатым хвостом по нежной физиономии.
2. Всегда будут те, кому не понравилось. Это ведь не математика, где мир разбит на формулы. И они либо работают, либо error.

Крепитесь!
И удачи Вам в пути!

Тернистее тернистого!


О критике #3 и О советах #2
Ян Ерковский
22 марта'17г


 

Счастья бумажные крупицы


Привет!
Вечно грустный календарь сообщил о дне публикации, а значит Ян снова с Вами!

Как дела, знакомые лица?
Какими судьбами, случайные и не очень прохожие?
Проходите, распологайтесь.

Сегодня хочу поделиться тем, с чего все началось.
Нет, не воспоминанием из детства, но первой законченной работой.
Это было ровно год назад. Работа была написана специально для конкурса "Сестра таланта" 2016, и даже попала в лонг-лист конкурса. Без комментариев правда.

Такой вот дебют.

Приятного времяпрепровождения.



Счастья бумажные крупицы.


Я помню, как это было…

- Вставай! – башмаки загромыхали по деревянной лестнице.

- Давай! Ну давай же! – ревел он, прилагая все силы, чтобы усадить меня в постели. Острые пальчики больно упирались в спину. - Я же говорил! Я говорил, что оно придет! Ну вставай же! – едва не плакал мой маленький герой.

- Хорошо, - пришлось собрать остатки сил, чтобы удержаться в этом положении.

Маленьким смерчем братишка сорвался с постели и щелкнул выключателем у входа. Вспышка резанула глаза.

- Я же говорил, что письмо успеет! – он торжествующе тряс пухлый конверт над головой, пряча за улыбкой готовые сорваться слезы.

- Ну! Чего ждешь? – его глаза нетерпеливо перебегали от конверта к моим рукам и обратно.

Мне же совершенно не хотелось спешить. Пальцы мягко гладили конверт, словно силились учуять тепло любимых рук. Эти бумажные крупицы счастья – единственный способ поговорить с отцом. Конечно, можно позвонить из города, но мне не по силам до него добраться самостоятельно, а деньги стоило экономить. В итоге новости приходили из уст брата, которому приходилось целый день мчать на велосипеде до сельского телеграфа.

- Ну давай же! Ну пожалуйста! – произнес он по слогам, подрагивая ногами, как совсем маленький.
Тело вздрогнуло, когда рука надорвала конверт. Движение, и я держу целую кипу бумаг, оказавшейся, внезапно, одним большим листом, свернутым во много раз.

- И что это? – воплощение любознательности поскребло рыжую макушку и завертелось вокруг долгожданного, но непонятного послания.

- Не понимаю. На нем ничего нет. Просто большой черный лист. С дырками, - сквозь отверстие в «письме» на меня смотрел огромный голубой глаз. - Погоди-ка, да это же увеличительные окошки!  А значит, надо его на что-то положить и будет… Ух ты! Да это же Карта!

Грусть и тоску в душе победила тяга к приключениям, и на место слезам пришел восторг. Если сейчас его не остановить, произойдет локальный апокалипсис.
- Порой тебя слишком много, – но словам не суждено было достигнуть цели - торнадо стремительно набирал обороты:
- Что же положить? Может быть атлас? Нет, он слишком маленький. Или же нужно обтянуть глобус? А у нас его и нет…  Да что это за карта-то такая?
- Если ты перестанешь шуметь, возможно, я смогу понять.

И, о чудо, он услышал. Вдруг стало настолько тихо, что слух улавливал хриплый голос диктора, доносившийся из радио на кухне.

- Ха! Я понял! – и гейзер вновь взмыл к потолку. Рыжик вырвал у меня из рук карту и, освободив окно из плена штор, прислонил письмо отца к стеклу.
- Это карта звездного неба! Нам нужно на улицу! Я за теплой одеждой.
Умный не по годам мальчишка был вынужден попрощаться с детством. Вот только полгода жизни «как взрослый», как оказалось, еще недостаточно, чтобы повзрослеть. Но, если честно, он действительно неплохо справлялся. А главное в нем креп настоящий мужчина. Он не бежал от рухнувших проблем, он все делал сам. Пусть криво, но сам.

- Идем?!

Переход до веранды стоил титанических усилий, но он стоил того. Спустя пять минут, как мы улеглись на шезлонгах и после того, как братишка заботливо укрыл меня от ветра, начался штурм загадки. Точку отсчета – самую яркую Большую Звезду – определили практически сразу, но повертеть лист еще пришлось. И, когда мы все же смогли найти нужное положение, окошко в верхнем правом углу ожило. Это был первый раз, когда отец предстал в белом докторском халате. На груди алела эмблема Центра Космических Исследований.

- С днем рождения, дочка!

Папа подарил целых пятнадцать минут счастья в ту ласковую летнюю ночь. Все это время он прыгал, бегал, переплывал и перелетал от окошка к окошку, рассказывая, где успела побывать его экспедиция и что они смогли найти; что и кого видели. Периодически на карте, словно кляксы, возникали причудливые животные и растения. Иногда они даже пытались съесть папу и его друзей. Но, используя хитрость, ловкость и смекалку, команда исследователей всегда побеждала. Наконец, осталось только одно окошко. Маленькая рисованная копия папы медленно подошла к нему:

- Милая, наша цель – эта галактика. Исследования показали, что нужный минерал там. Сейчас, когда ты держишь в руках мое послание, уже ведутся работы по его добыче. Пусть мы и далеко друг от друга, но всего лишь через месяц я вернусь. Милая, мой лучик света, потерпи еще немного. Пожалуйста. Мы уже скоро. Я обещаю.

Внезапно на карте начали появляться новые фигуры. Каждая подходила к отцу и вставала возле него. Их было так много, что вскоре место, где они стояли, стало одним светлым пятном. А потом они заговорили:
- Сашенька, продержись.
- Мы с тобой, Саша!
- Потерпи немного. Мы скоро!
- Ты такая молодец, ты сможешь!
- Мы знаем, у тебя все получится!
- Ты только не сдавайся.
- Мы, правда, скоро!
Говорили и мужчины и женщины. Говорили много. Все они просили подождать. Некоторые сообщали, что рады работать с отцом; что он делает великое дело, ведь я не одна такая. Какая-то женщина сказала даже, что я очень красивая. А потом они все, хором, произнесли:
- Твой отец дал обещание, а мы обещаем, что поможем ему выполнить его!
И они сдержали слово.


P.S.: еще четыре публикации о всяком разном (пока я готовлю работу для конкурса "Взломанное будущее"), и будем обсуждать более серьезные вещи. Например, создание героев.

Всем добра!


Счастья бумажные крупицы.
Ян Ерковский
17 марта'17г

Джордж Мартин о писательстве


Привет!
Прошло еще три дня, а значит Ян снова тут.
И у него припасено нечто вкусное.
Благодаря ребятам, построившим замечательную группу ВК.
Сначала статья, потом ссылка. Без обид.

Напоминаю о страшном дефиците лайков и комментов на моей странице.


ДЖОРДЖ МАРТИН О ПИСАТЕЛЬСТВЕ

О РУТИНЕ:

Есть дни, когда я просыпаюсь и думаю: «Куда подевался мой талант? Вы только посмотрите на тот хлам, который я создаю. Это чудовищно. Посмотрите, что я вчера написал. Ненавижу это, ненавижу». Когда сцена возникает у меня в голове, я стараюсь переложить её на бумагу, но слова выглядят неуклюже, и действие идёт не так. Сплошное разочарование. Но есть и дни, когда всё течёт само собой, достаточно направить поток в нужное русло. Страница за страницей. Откуда они берутся? Не знаю.

О НЕЗАКОНЧЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ:

В начале моей карьеры, до того, как я стал профессиональным писателем (я имею в виду 60-е и 70-е, когда я писал в фанфик-журналы), у меня была привычка начинать рассказ и не заканчивать его. У меня появлялась хорошая идея, и я начинал рассказ, писал несколько страниц — пять, десять, и они никогда не были так хороши, как в моём воображении. Просто невероятно — на бумаге всё оказывалось хуже, чем я себе представлял. Потом возникала новая идея, и я думал: «Вот эта будет действительно волшебной». А предыдущую бросал на полпути.

На мой взгляд, наибольший прорыв случился, когда я прочитал правила для писателей Роберта Хайнлайна, одним из которых было «Вы должны писать», а писал я с детства. Но я никогда не заканчивал то, что начинал. Я осознал, что мне нужно завершить свои истории. Ящик, полный обрывков, ничего хорошего мне не принесёт, как и погоня за новой, лучшей и более прекрасной идеей, чем та, над которой работаешь.

О ПРАВИЛАХ:

Когда я писал эти книги [Песнь Льда и Пламени], я нарушил много правил, которые выучил назубок, пока становился писателем. В какой-то момент я подумал: «К чёрту правила».

О ЖАЛОБАХ НА «КРАСНУЮ СВАДЬБУ»:

Люди читают по разным причинам. Я с уважением к этому отношусь. Многие ищут комфорта. Некоторые мои бывшие читатели говорили, что их жизнь тяжёлая, мать болеет, собачка померла, и литература им нужна, чтобы отвлечься. Они не хотят, чтобы их пичкали всякими ужасами. В такие моменты читаешь книги, в которых парень всегда получает девушку, хорошие парни побеждают, и это напоминает о том, что жизнь может быть справедливой. Все мы порой хотим подобного. Появляется некоторая иллюзия лёгкости. Я не испытываю пренебрежение к таким людям. Но в большинстве случаев я пишу другие книги. И уж точно «Песнь льда и пламени» к ним не относится. Она ближе к жизненным реалиям. Там есть счастье, но есть и боль, и страх. Думаю, в лучших книгах показывается и светлая, и тёмная сторона жизни.

О ЛИРИЧЕСКИХ ГЕРОЯХ:

Я строго уверен, что историю нужно рассказывать от третьего лица с ограниченной и узкой точки зрения. В течение своей карьеры я использовал другие техники, например, от первого лица или от всезнающего автора, но, признаться честно, я ненавижу всезнающего рассказчика. Никто из нас не обладает всезнающей точкой зрения, мы одни во вселенной. Мы слышим, что можем, и мы очень ограничены. Если за вашей спиной разобьётся самолёт, то я это увижу, а вы нет. Так мы и воспринимаем мир, и я хочу запихнуть своих читателей в головы своим персонажам.

О МНОГООБРАЗИИ ЛИРИЧЕСКИХ ГЕРОЕВ:

Чтобы представить себя на их месте, я должен стать каждым из них. В том числе и ублюдками, отвратительными, извращёнными, глубоко порочными людьми с серьёзными психологическими проблемами. Даже ими. Когда я представляю себя на их месте и смотрю на мир их глазами, у меня возникает некое подобие если не симпатии, то хотя бы эмпатии. Я стараюсь воспринимать мир как они, что порождает определённую привязанность.

Джордж Мартин — интервью в блоге ТекстраДжордж Мартин на шоу Конана О’Брайена
ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЖИЗНЕННОГО ОПЫТА:

На уроках писательского искусства в колледже профессор скажет вам: «Пишите о том, что знаете». Часто это понимают как призыв к написанию едва завуалированной автобиографии. Например, выпускник факультета английской словесности пишет роман, в котором главный герой — выпускник факультета английской словесности. Казалось бы, это ставит под запрет научную фантастику, фэнтези и тому подобное, ведь никто из нас никогда не был варваром, рыцарем, лордом или даже крестьянином. Я думаю, что «пишите о том, что знаете» стоит трактовать гораздо шире. Тут идёт речь об эмоциональной правде. Речь идёт о таком погружении, что сделает персонажей реальными. Если вы собираетесь написать о том, как ваш персонаж становится свидетелем смерти дорогого ему человека, то покопайтесь в себе и спросите себя: «Ты когда-нибудь терял любимого человека?». Даже если это собака, которую вы любили как своего ребёнка. Откройте этот эмоциональный источник. Этот метод схож с тем, что используют актёры. Мы наблюдаем за людьми извне. Единственный человек, которого мы знаем вдоль и поперёк — это мы сами, и мы должны забраться внутрь себя, чтобы отыскать силу, превращающую вымысел в реальность.

О ДВУХ ТИПАХ ПИСАТЕЛЕЙ:

Я всегда говорил, что существуют два (если сильно упростить) типа писателей. Архитекторы и садовники. Архитекторы создают чертежи перед тем, как вогнать первый гвоздь, они продумывают всё здание целиком: где будут проходить трубы, сколько будет комнат, сколько этажей. Садовники же просто выкапывают ямку, сажают семя и смотрят, что вырастет. Думаю, все писатели отчасти архитекторы, отчасти садовники, но склоняются к одной из сторон. Во мне определённо больше садовода. Когда я был в Голливуде, где всё вертится вокруг сценариев, мне приходилось примерять костюм архитектора и изображать архитектора. Но в естественной среде я оставляю персонажам свою голову на плечах и следую за ними.

Ненавижу заранее прописанные сюжетные линии. У меня есть общее представление о том, как развивается история. Я знаю, чем она закончится, что случится с основными персонажами, я знаю ключевые повороты сюжета и главные события, кульминацию каждой книги, но мне не обязательно заранее знать все детали. Они раскрываются в процессе, и в этом прелесть писательства. Думаю, если продумать всё заранее и безукоснительно придерживаться плана, то писательство станет скучным занятием.

О РАСПОРЯДКЕ ДНЯ:

Каждое утро я просыпаюсь, пью кофе и сажусь за работу. В удачные дни, когда я прерываюсь, на улице уже темно, весь день позади, и я не знаю, куда он подевался. Есть и плохие дни. Тогда я в поте лица выдавливаю из себя по три слова в полчаса. Прошло полдня, а я только полтора предложения написал, и тогда я бросаю всё и играю в компьютерные игры.

ОБ ЭРОТИЧЕСКИХ СЦЕНАХ:

В жизни полно секса, во всяком случае, так должно быть. Хоть я и восхищаюсь Толкиеном, он был великим автором фэнтези, гигантом литературы, и его книгу будут читать ещё долго, но непонятно, откуда берутся хоббиты, если не представляешь, как они занимаются сексом, не так ли? Секс — важная часть нас самих. Он направляет нас, мотивирует, заставляет совершать благородные поступки, а иногда и невероятные глупости. Оставь это в стороне, и ваш мир будет неполным.

О РЕДАКТУРЕ ГОТОВОГО РОМАНА:

[После того, как я закончил «Танец с драконами»] Мне пришлось попотеть. Технике процесса я научился в Голливуде, где мои сценарии всегда оказывались слишком длинными. «Слишком много», — заявляли в студии. «Сократите на восемь страниц». Мне ужасно не хотелось терять хорошие моменты — описания, диалоги, сцены — вместо этого я проходился по всему сценарию, подрезая и ужимая строчку за строчкой, слово за словом, срезая жир и оставляя мясо. Подход оказался настолько эффективным, что я поступал так же со всеми книгами и за пределами Лос-Анджелеса. Это финальная стадия. Закончили книгу — пройдитесь по ней с самого начала, режьте, режьте, режьте. В конечном итоге по моему опыту получается более более плотный и сильный текст. В случае «Танцев с драконами» в результате всех моих усилий (большая часть из них пришлась на время после объявления даты выхода и до завершения последних глав) объём книги сократился почти на 80 страниц.

О ПРИДУМАННЫХ ЯЗЫКАХ:

Несколько лет назад я получил очень милое письмо от читателя, желавшего побольше узнать о вокабуляре и синтаксисе высокого валирийского языка. Стыдно признать, но мне пришлось ответить: «Ну… в общем… на данный момент моё знание высокого валирийского ограничивается семью словами, которые я придумал. Когда мне понадобится восьмое, я и его придумаю. Но у меня нет целого вымышленного языка, как у Толкиена».
То же было и с дотракийским. В моих романах многие говорят на языке кочевников, и я приукрасил текст некоторыми дотракийскими словами, например, «кхал» и «аракх», но в большинстве случаев я просто ограничивался фразой «они говорили на дотракийском» и передавал смысл сказанного, немного играя с синтаксисом и ритмом предложения, чтобы добавить колорита.

Джордж Мартин — интервью в блоге ТекстраДжордж Мартин и Питер Динклэйдж на съёмочной площадке «Игры престолов»
СОВЕТЫ НАЧИНАЮЩИМ ПИСАТЕЛЯМ:

На мой взгляд, самое важное для увлечённого писателя — читать! Причём не только то, что вы собираетесь создать, будь то фэнтези, научная фантастика, комикс или что-то другое. Необходимо читать всё. Читайте художественную литературу, нон-фикшн, журналы, газеты. Читайте историческую хронику, исторические романы, биографии. Читайте мистику, фэнтези, научную фантастику, ужасы, мэйнстрим, классику, эротику, приключенческие и сатирические романы. У каждого писателя есть чему поучиться, хорошему или плохому (да, из плохих книг тоже можно многое подчерпнуть, например, чего не стоит делать).

Пишите. Пишите каждый день, даже если одну-две страницы. Чем больше вы пишете, тем лучше получается. Не пишите о моей вселенной, или толкиеновской, или вселенной Marvel, или Star Trek, или о другом заимствованном мире. Каждому писателю необходимо создать своих персонажей, свои миры и декорации. Использовать чужой мир — путь для ленивых. Если не тренировать свою «литературную мышцу», то она никогда не разовьётся.

Учитывая реалии современного рынка научной фантастики и фэнтези, осмелюсь предположить, что целеустремлённый писатель начинает с рассказов. Сегодня я сталкиваюсь с огромным количеством юных писателей, пытающихся стартовать с романа, трилогии или даже с серии из девяти книг. Это всё равно, что начать занятия скалолазанием с покорения Эвереста.

О ПРИРОДЕ ЛИТЕРАТУРЫ И О СЧАСТЛИВЫХ ФИНАЛАХ:

Любая успешная художественная литература взывает к эмоциям. Вся её суть в эмоциях. Я не отрицаю, что литература может быть интеллектуальной или демонстрировать интересные или провокационные идеи, заставляя нас задумываться. Тем не менее, для интеллектуального дискурса нон-фикшн — более подходящий инструмент. Можно забить гвоздь ботинком, но молотком — лучше. Суть художественной литературы в эмоциональном резонансе, который заставит нас испытывать чувства на примитивном, приземлённом уровне.

Тут мы затрагиваем очень трудный вопрос. Я не люблю делать опрометчивые заявления о литературе в целом. У каждого писателя свой подход. Тем не менее, в моём видении мира… Не думаю, что я мрачный мизантроп. Любовь и дружба важны и ради них стоит жить. Счастье возможно. Но, как я говорил ранее, есть основополагающие истины. Одна из них состоит в том, что в конце всех нас ждёт смерть. Неважно, в Средние Века или в современном мире, рано или поздно все мы обратимся в прах и пыль. Это привносит яркость. И счастливый финал, когда всё разрешилось, когда всем весело, звучит фальшиво из-за того, что всех нас ждёт.

Другой мотив, возможно, не так ярко представлен в «Песне льда и пламени», зато часто присутствует в моих ранних работах — это экзистенциальное одиночество, которое мы все переживаем. Взаимодействуя с другими людьми, мы никогда не сможем их действительно понять. Такие чувства, возникающие в нас на уровне инстинктов, вызывают тот самый литературный резонанс. В истории трагедия всегда ценилась больше комедии. Я безмерно уважаю комедии и люблю порой описать забавную сцену, но уважения это не вызывает. Даже Шекспира мы изучаем по трагедиям. Его комедии прекрасны, но если спросить, какие самые великие пьесы Шекспира, то вам назовут «Гамлета» и «Макбета». Никто не вспомнит «Сон в летнюю ночь» или «Как вам это понравится». Вывод?

При создании материала были использованы фрагменты интервью Джорджа Мартина из следующих источников:
Grace Dent, January Magazine, Sydney Morning Herald, Empire Magazine, Peter Orullian, Adria’s News, Empire Online, George Martin blog, George Martin official site FAQ.




Итак, каждый, я уверен, нашел что-то особо острое для себя. Кто-то просто узнал самого себя в те или иные моменты. Еще кто-то вдохновился и, расправив крылья, прикоснулся к податливой глине слова.
Я желаю успеха каждому. Ваш читатель где-то рядом. Не стесняйтесь его искать.


Статья взята отсюда.
Спасибо, ребята! Вы делаете важное дело!



Джордж Мартин о писательстве.
Джордж Мартин и многочисленные переводчики.
(Ян Ерковский)
14 марта’17.

О критике #2


Привет!
Ян набросал тут кое-чего.

Периодически мозг сам собой оработывает самые разные темы и выдает подобные вещи.
Хочу предложить схему критической оценки произведения. Касается в первую очередь тех, кто пишет и нуждается в читке. И во вторую тех, кто чувствует нестерпимый зуд помочь кому-нибудь сделать творение сильнее/лучше/ярче и тдтп.

Сначала для первых.
Все очень просто.

Шаг 1.

Вместе с текстом отправляете жертве сочувствующему следующее:

"Прошу оценить работу от 1 до 10 по пунктам:

1. Тема
2. Сюжет
3. Герои/Антагонисты
4. Язык
5. Идея
6. Интрига/Ружья
7. Второстепенные персонажи
8. Локации".

Чуть подробнее о некоторых.

Информацию о пунктах 1,2,5 Вы можете найти как на страницах моего ЖЖ (Как написать рассказ 1; 2; 3); так и в интернете. Нового ничего не выдумал. Пока еще.
! Важное к пт 2:
А) отсутствие/наличие сюжетных (логических) дыр и их степень деструктивности;
Б) наличие дополнительных сюжетных линий.

Под пунктами 3 и 7 понимаю:
А) Яркость образа Протагониста(-ов)/Антагониста(-ов)/второстепенного персонажа;
Б) Их "хуманизация". То есть ощущается ли персонаж живым. В том числе посредством переживаемых перемен за описанный период времени.
В) Мотивация (!). Как скрытая, так и экспозиционная.

Пт 4:
А) Легкость чтения, богатство языка на метафоры, аллегории, параллезмы и прочие популярные и не очень способы усиления речи;
Б) Грамматика и пунктуация.

Пункт 6.
Выведен отдельно из сюжета в виду того, что порой встречаю съедобные работы, построенные без арсенала ружей (см в комментариях к Как написать рассказ. Часть 3) и выдающейся интриги.

Пункт 8.
Описания объектов декораций, погоды, предметов, запахов, звуков, тактильных ощущений. Всего того, что не является архиважным, но, при должном уровне исполнения, здорово поднимает планку творения в целом.


Шаг 2.
В ожидании отзыва готовим следующую схему (или подобную ей):


Шаг 3.
Отмечаем на графике полученные значения, соединяем между собой и закрашиваем цветом на Ваше усмотрение.



И повторяем, руководствуясь оценками от каждого критика:



И мы сразу видим "тонкие места".
Главное, чтобы отзывы были адекватными, а не проставленными от балды циферками.


Сейчас мне помогают пять человек. Каждый по мере сил.
Трое из них "дышут со мной одним воздухом".
И каждый с уже сформировавшимся вкусом и стилем в своем творчестве. Поэтому критику получаю объективную.
Каждый указывает на особо важные по его мнению косяки. Где-то они совпадают, где-то противоречат. Где-то претят.
А при помощи вот такой нехитрой диаграммы (поверпоинт и пятнадцать минут на тыканье по кнопкам), я ВИЖУ, где и над чем стоит работать.


Вторым.

Чуть больше пары недель назад мне повезло познакомиться с замечательным человеком. И по совместительству очень сильным критиком.
Я предлагаю Вам пройти по предложенным ссылкам, чтобы просто посмотреть как стоит разбирать работы таким образом, чтобы Ваши друзья и знакомые, попросившие о помощи, или пока незнакомый автор, попавший в перекрестие прицела, не стерли Вас с лица земли за "годно".

http://litclubbs.ru/writers/1056-planeta.html#comment_37155

http://litclubbs.ru/writers/995-promah-nesravnennogo.html#comment_36972

http://litclubbs.ru/writers/999-vtoroi-shans.html#comment_36726

Заодно и рассказы почитаете =)


Вместо послесловия.
Критика "критике" - тамбовский волк. Десятком теплых слов можно вселить уверенность, тремя - заставить засиять от счастья, одним убить. В прямом смысле. Пожалуйста, будьте внимательны. И добры. В Ваших силах помочь каждому вырастить крылья. Особенно нужно беречь тех, кто еще только делает первые шаги по Жизни. А "нарваться" на них очень легко. Они беззащитны. Помните об этом, когда будете втаптывать кого-то в грязь, руководствуясь эмоциональным порывом.

Спасибо sarasardis за образец для подражания.
И чуваку, разместившему заглавное фото этого поста на своей странице.


"О критике #2".
Ян Ерковский.
10 марта'17.